VIVARTE_2021.png
Александр фон Цемлинский

Трио для кларнета, виолончели и фортепиано

«Среди моих коллег считалось особенно похвальным сочинять настолько по-брамсовски, насколько это возможно. И вскоре в Вене мы стали пользоваться дурной славой как опасные “брамины”», – вспоминал Цемлинский о своей юности. С 13 лет будущий модернист обучался в Венской консерватории в атмосфере безусловного и глубокого почитания Брамса и вовсе не противился этому культу («усвоение этой чудесной, своеобразной техники и овладение ею служило тогда моей целью»). Позже в поисках своего языка Цемлинский отказался от заветов Брамса и сфокусировался на музыкальном театре. Он стал одним из крупнейших дирижеров, сдружился с Малером и Шёнбергом. Однако его карьера, набиравшая обороты в начале века, была прервана нацистами. Бежав в США, он оказался невостребованным, умер в забвении, и следующие полвека о нем вспоминали только как об учителе Шёнберга.

В 1893 году 22-летний Цемлинский вступил в Венский союз музыкантов, почетным президентом которого был Брамс, и тогда же сумел произвести на своего кумира впечатление своей Первой симфонией. После ее премьеры Брамс начал оказывать молодому коллеге протекцию, а спустя три года от имени Венского союза музыкантов инициировал конкурс на лучшее сочинение для ансамбля с участием духового инструмента. На конкурс Цемлинский подал трио, написанное для того же состава, что и знаменитое кларнетовое трио Брамса ор. 114. Опус Цемлинского был удостоен третьей премии, а через несколько дней после конкурса (трио исполнялось 11 декабря) Брамс написал своему издателю Фрицу Зимроку, что рекомендует ему перспективного молодого автора – «как человека и как талант». Наряду с Квартетом ор. 4, также написанном в фарватере брамсианства, трио является самым значительным камерным произведением Цемлинского.

zemlinsky.jpg
 
Йозеф Сук