Vivarte Online / Пятая часть
в Государственной Третьяковской галерее

Элеонора Пастон

 «Любовь к музыке владела Михаилом Врубелем с детства. В юности она приняла характер страсти. Вся­кое посещение оперного театра становилось для него на протяжении жизни глубоким переживанием, надолго оставлявшим след в его творчестве. Не случайно самые значительные произведения мастера были навеяны помимо литературы, музыкой и театром. Среди них одно из видных мест занимает его картина «Испания».

Работа над этим произведением была начата Врубелем летом 1894 года и ранней осенью этого же года была закончена. В основе сюжета легли впечатления художника от оперы Жоржа Бизе «Кармен», с которой он познакомился еще в 1883 году в период учебы в Императорской академии художеств.  В одном из писем к сестре Анне он  говорит о предстоящем музыкальном вечере в доме известного филолога, профессора Срезневского, где будет петь «в хоре тореадора из “Кармен”». Далее Врубель делится своими восторгами: «Вот чудная опера: впечатление от нее и все навеянное ею будет самым видным происшествием моей артистической жизни на эту зиму: сколько я переораторствовал о ней и из-за нее за праздники, сколько увлек в обожание к ней и со сколькими поругался. Это – эпоха в музыке, как в литературе – Золя и Доде!».

Пылкая страсть к опере  Жоржа Бизе «Кармен», пережитая Врубелем в то время, не ограничилась одной зимой, как предполагал художник. Это увлечение он пронесет через долгие годы. Вновь встретится он с любимой оперой в Москве, куда приедет осенью 1889 года и надолго здесь останется. Врубель сблизится с Саввой Мамонтовым и войдет в круг художников, сплотившийся вокруг мецената. Он станет постоянным слушателем оперных спектаклей в Русской частной опере, антрепризе Мамонтова. Постановка оперы «Кармен» была в репертуаре театра с декабря 1885-го года. Оформлял спектакль Константин

М. Врубель. Испания, 1984 г.

Коровин, главную партию Кармен в ней исполняла Татьяна Любатович. В 1890-е годы Врубель напишет акварельный портрет актрисы в этой роли (Третьяковская галерея). К началу 1890-х годов относятся и две небольшие картины Врубеля «Испанка в белом» и «Испанская танцовщица в красном» (Третьяковская галерея).

М.Врубель. Портрет Т.С. Любатович в роли Кармен. 1895 г.

Татьяна Любатович в образе «Кармен»

Таким образом, тема «Кармен» не только не покидала художника со времени учебы в Академии художеств, но летом 1894 года полностью захватила его воображение, когда он приступил к созданию картины «Испания». И хотя Врубель никогда в этой стране не был, в его произведении в полной мере ощущается подлинный аро­мат Испании, навеянный знаменитой оперой Жоржа Бизе.

Представленная в картине сцена полна напряжения нераскрытой тайны происходящего. Художником выбрано мгновение, вместившее крайне обостренные чувства и полные трагизма отношения. В полотне, словно в кинематографическом кадре, отражен миг, раскрывающий сущность гордых, силь­ных и независимых характеров, природу национальной красоты.

 

Для Врубеля опера «Кармен», ее музыка, идеально отображающая драматизм образов и сюжетных линий новеллы Проспера Мериме, казалось, служила, лишь отправной точкой, чтобы обратиться к темам роковой страсти, неразгаданной тайны женской души – центральным в живописи символизма. Недаром Врубель назвал свою картину «Испания», обобщая представленную сцену и действующих персонажей как своеобразных символов страны, как архетип». (Элеонора Пастон, искусствовед, сотрудник Третьяковской галереи).

Проект Vivarte Online завершается рассказом о картине М. Врубеля «Испания», возвращая нас к светлому, счастливому времени в творчестве художника. В музыкальной программе последней части проекта джазовый трубач Вадим Эйленкриг и контрабасист Армен Мкртычян предлагают по-новому взглянуть на один из самых известных в мире шлягеров - «Аранхуэсский концерт» Хоакина Родриго, своего рода музыкальный символ Испании. Адажио из концерта предстанет в новом звучании на фоне картины Врубеля.

Программа 5 части

Хоакин Родриго (1901–1999). «Аранхуэсский концерт» – Adagio

Пакито Д'Ривера (р. 1948) Como uno bolero («Вроде болеро», 1995)

Вадим Эйленкриг «Колыбельная для Леи» 

Джордж Гершвин Summertime

Уроженец Валенсии Хоакин Родриго – одна из крупнейших фигур в испанской музыке ХХ века. В трехлетнем возрасте он почти полностью потерял зрение, но это не помешало ему стать замечательным пианистом, музыковедом (профессором Мадридского университета) и композитором. Получив образование в Париже (одним из его учителей был Поль Дюка), он испытал значительное влияние французской музыки, но остался верен своей национальной музыкальной культуре. Дожив до 97 лет, Родриго ушел в вечность признанным мастером, удостоенным всевозможных почетных степеней, званий и наград. В его наследии – более 170 произведений в самых разных жанрах, многие из них оставили заметный след в новой испанской музыке. Однако в силу ряда причин, в том числе историко-политических, они по сей день почти неизвестны за пределами Испании. Мировую славу принес композитору «Аранхуэсский концерт» для гитары с оркестром, написанный в Париже в 1939 году и посвященный первому исполнителю – Рехино Сайнсу де ла Маса. Концерт стал своего рода музыкальным символом Испании и еще больше прославил Аранхуэс, мадридский пригород с «испанским Версалем» – роскошной королевской резиденцией и пышными садами, где композитор с женой провели медовый месяц. (Не случайно в 1991 году король Испании Хуан Карлос I присвоил композитору титул маркиза садов Аранхуэса.) Невероятную популярность концерт завоевал благодаря средней части – вдохновенному Адажио (скорбный характер темы связывают как с военными событиями тех лет, так и с трагическими обстоятельствами в личной жизни автора), вызвавшему к жизни множество разных транскрипций и кросс-стилевых интерпретаций.

Композитор Хоакин Родриго и его жена Виктория Камхи

Автор романтической композиции Como uno bolero – легендарный кубинский композитор, кларнетист и альт-саксофонист Пакито Д’Ривера. Впервые она появилась на альбоме The Caribbean Jazz Project (1995) одноименного ансамбля, в состав которого входил Пакито. Эмигрировав в 1981 году в США, он сделал головокружительную карьеру и стал звездой мирового масштаба, обогатив американский джаз кубинскими ритмами. Но его интересы не ограничивались только джазом. С раннего детства сын известного дирижера (его отцом был Тито Ривера) усвоил, что и в академической музыке, и в джазе есть свои добродетели, и не стоит упускать их. Он стал успешным академическим композитором, поставляющим партитуры ведущим оркестрам; автором хитов, сочетающих импровизационность джаза и 

ритмогармонический строй кубинской музыки; кларнетистом-виртуозом высочайшего класса; великолепным альт-саксофонистом, игра которого ничуть не уступает его игре на кларнете. Признанием его заслуг служит, в частности, внушительный набор статуэток Grammy в самых разных номинациях. Кроме того, Д’Ривера успел поработать сайдменом с великими джазменами (прежде всего Диззи Гиллеспи) и основал несколько коллективов, в том числе существующий поныне джазовый квинтет, с которым в 2000 году записал удостоенный Latin Grammy live-альбом в культовом нью-йоркском клубе Blue Note. На нем снова зазвучала композиция Como uno bolero, но теперь автор доверил ее основную тему трубе (Диего Уркола). Спустя 20 лет свою версию создал и трубач Вадим Эйленкриг, предложив, по его словам, «не только гармоническое и ритмическое, а прежде всего новое мелодическое изложение».

The Caribbean Jazz Project

(обложка альбома)

Харизматичный джазовый трубач, телеведущий, педагог, идеолог и инициатор новаторских проектов Вадим Эйленкриг время от времени сочиняет музыку. К результатам этой работы он относится с большой долей самокритики, а к понятиям «творчество» и «композитор» применительно к себе – скептически. «Для многих музыкантов рождение музыки – абсолютно рядовое событие. Для меня – безусловно, нет, – признается Вадим. – Каждый мой альбом – это абсолютно серьезная история, недаром их не так много. Это история, которую надо выстроить, пережить и сделать. Это личный взгляд на то, как я хочу звучать, какую музыку хочу играть и какую музыку хочу предложить людям…». Средством фиксации музыкальных идей служит диктофон, в который потоком льются сотни мелодий, сыгранные на трубе или напетые, но лишь часть из них складывается во что-то более цельное – как новый альбом Newborn, недавно записанный Вадимом и его командой Eilenkrig Crew. «Это коллектив невероятных музыкантов, они мои единомышленники, – говорит Вадим. – К примеру, басист Армен Мкртычян, с которым мы дружим 25 лет (и на этом альбоме он для меня как Маркус Миллер для Майлза Дэвиса), сделал несколько аранжировок и во многом определил звучание композиций». Одна 

 из них – «Колыбельная для Леи», написанная во время последнего тура Eilenkrig Crew по Уралу и Дальнему Востоку. «Эта баллада стала посвящением моей новорожденной дочери, которой тогда было шесть месяцев, – рассказывает Вадим. – В работе над аранжировкой мне помогли музыканты моего квинтета – Армен Мкртычян и Дмитрий Илугдин. Презентацию альбома Newborn мы обязательно осуществим осенью 2020 года».

Summertime – всемирно известная мелодия, «вечнозеленый» хит, благотворный стандарт для джазменов и коварная приманка для оперных певиц, страстно желающих хоть немного прикоснуться к джазу. Впервые она прозвучала 30 сентября 1935 года в Колониальном театре в Бостоне: в самом начале оперы Гершвина «Порги и Бесс» эту мелодию напевает своему засыпающему сыну жена рыбака Клара, а в конце спектакля уже осиротевшему малышу (его родители погибли в шторм) колыбельную поет Бесс... Трехактная опера Гершвина написана по роману Дюбоза Хейворда «Порги» (1926), вызвавшему в Америке настоящий бум сразу после выхода, а также по одноименной пьесе, созданной на его основе. Композитор назвал это произведение «самой выдающейся пьесой о народе». Но прежде чем на ее сюжет начала создаваться конгениальная «опера о народе», Гершвин решил как можно глубже изучить культуру этого самого народа и его быт. В июне 1934 года он отправился на маленький остров Фолли-Айленд в десяти милях от Чарлстона (Южная Каролина), чтобы проникнуться жизнью простых обитателей рыбацкой деревушки вроде описанной в романе. Там он много общался с чернокожими рыбаками и вскоре стал для них своим человеком. Вернувшись в Нью-Йорк, композитор вдохновенно, безостановочно работал над оперой, постоянно редактировал написанное и остановился лишь в преддверии премьеры. Первые представления прошли с успехом, но он был 

Джордж Гершвин (1930)

недолгим. Подлинное признание пришло к «Порги и Бесс» уже после смерти автора. Со временем лучшие страницы этого произведения (и прежде всего, колыбельная Клары Summertime) стали поистине народной музыкой.

СМОТРЕТЬ VIVARTE ONLINE / ПЯТАЯ ЧАСТЬ
в Государственной Третьяковской галерее

Фрагмент текста о музыкальных произведениях подготовлен музыковедом Татьяной Давыдовой.

КОНТАКТЫ

U-ART: Ты и искусство

Культурно-благотворительный фонд

www.u-art.ru

info@viv-arte.ru

+7 (495) 433-11-88

  • Facebook - Black Circle
  • Vkontakte - Black Circle
  • Instagram - Black Circle

Автор текстов на сайте: ТАТЬЯНА ДАВЫДОВА