VIVARTE_head_rus.png
Никита Борисоглебский
скрипка

Родился в 1985 году в Волгодонске. Окончил Московскую государственную консерваторию имени П. И. Чайковского и ассистентуру-стажировку МГК (класс профессора Эдуарда Грача и доцента Татьяны Беркуль), совершенствовался у Огюстена Дюмэ в Брюсселе и Анны Чумаченко в Кронберге. Участвовал в мастер-классах Шломо Минца и Иды Гендель в Израиле.

Победитель и лауреат международных конкурсов: в Клостер-Шёнтале, имени Йозефа Иоахима в Ганновере, имени Давида Ойстраха и имени П. И. Чайковского в Москве, имени королевы Елизаветы в Брюсселе, имени Фрица Крейслера в Вене, имени Яна Сибелиуса в Хельсинки, в Монреале, Monte Carlo Violin Masters в Монако. Удостоен наград различных фондов и Правительства России, премии Virtuoso и премии Общества Страдивари в Кремоне (Италия), медали Сибелиуса от Фонда Сибелиуса в Финляндии.

Гастролирует по России, в странах Европы, Азии и СНГ; сотрудничает с известными оркестрами и выдающимися дирижерами, принимал участие в фестивалях в Зальцбурге, Рейнгау, Дубровнике, «Декабрьских вечерах Святослава Рихтера», Бетховенском фестивале в Бонне, «Звезды белых ночей» и «Площадь искусств» в Санкт-Петербурге, фестивале Олега Кагана в Кройте, Il Violino Magico в Италии, Crescendo, Vivacello и других. Первый исполнитель ряда сочинений Родиона Щедрина, Александра Чайковского, Кузьмы Бодрова.

Записал несколько альбомов, в том числе антологию сочинений Николая Метнера для скрипки и фортепиано с Екатериной Державиной (Profil), собрание камерной музыки Прокофьева и Вайнберга («Мелодия»). Запись недавно найденного Скрипичного концерта Изаи с Королевским филармоническим оркестром Льежа под управлением Жан-Жака Канторова удостоена премии Diapason d’Or.

С 2017 года выступает в составе квартета «Атриум». Играет на скрипке работы Маттео Гоффриллера (1720-е). Заслуженный артист России.

Никита Борисоглебский о музыке и жизни. Цитаты из интервью разных лет.

Я играю несколько последних лет – года четыре – на инструменте венецианского мастера Маттео Гоффриллера, который был сделан в середине XVIII века. За это время я с инструментом «сросся», он стал частью меня. я всегда относился к инструментам как к существам живым, со своими капризами и характерами. Тем более старинные инструменты – инструменты со сложившимся звуком, со сложившимся характером. У них есть яркая манера поведения. Иногда с ними бывает сложно, в разных климатах они звучат по-разному. Бывают даже такие дни, когда они немножко «не в голосе». Пресс-служба Рязанской филармонии

Мне очень повезло во время своего обучения захватить три совершенно разных исполнительских школы. Сначала я учился в Московской консерватории у Эдуарда Грача – это ветвь нашей, советской школы, идущая от Ямпольского, Янкелевича… После окончания консерватории я поехал в Бельгию, где занимался с французским скрипачом Огюстеном Дюмэ, который, в свою очередь, учился у знаменитого бельгийца Артура Грюмьо – это один из столпов франко-бельгийской школы. И после этого я еще какое-то время был аспирантом в Школе музыки в Кронберге. Там я занимался с Анной Чумаченко – ученицей Иегуди Менухина. Вот такие три разные ветви. Из интервью изданию «Репортёр64».

 

Я считаю, что мой долг как музыканта состоит в том, чтобы как можно понятнее и глубже прочесть то, что имел в виду композитор. Из интервью порталу М24.

 

Порой, для того, чтобы найти какие-то новые, а на самом деле забытые старые краски, достаточно просто хорошо прочитать авторскую партитуру. Взять, например, знаменитое Трио Чайковского “Памяти великого художника» – я не знаю ни одной записи в мире, в которой были бы исполнены оригинальные указания Чайковского. Мне и самому непривычно играть некоторые места в тех темпах, которые там указаны. Исполняя с музыкантами это большое сочинение, мы ещё ни разу не дерзнули сыграть его в авторских темпах. А тем не менее, это единственная партитура Чайковского, в начале которой написано: «Автор просит исполнителей строго придерживаться его указаний». Он специально написал эту ремарку и во всех изданиях она присутствует. Но никто из музыкантов этого не придерживается. Из интервью порталу М24.

 

Индивидуальность и свобода выражаются непроизвольно, если человек достаточно самобытен, широко образован во многих видах искусства, что очень полезно для исполнительства. Важно, чтобы у музыканта были ассоциации с картинами, пейзажами, литературными героями. Сохраняя собственную индивидуальность, которая проявляется сама по себе, я пытаюсь обогащать её с помощью всестороннего развития. Из интервью порталу М24.